Отзывы клиентов ЦМЗ Альянс
Обратный звонок специалиста
Статистика работы Центра Альянс
Фотографии ЦМЗ Альянс

Любовная зависимость

Мы всегда зависим от тех, кого любим, полная эмоциональная независимость означает полное отсутствие привязанностей, глубоких чувств, что само по себе является серьезной проблемой. Но где та грань, перейдя которую, мы превращаем любовь в зависимость? Мы говорим об эмоциональной (любовной) зависимости, когда в отношениях пациента с другим человеком присутствуют следующие три фактора:

  1. Неравноправие (человек отдает гораздо больше, чем получает).
  2. Вред, наносимый душевному и/или физическому здоровью клиента, пациента.
  3. Невозможность самостоятельно прекратить отношения.

Неравноправие в отношениях проявляется в том, что человек всей душой стремится быть близким тому или той, кого он любит, делает титанические усилия во имя этого, жертвует своим временем, отношениями с другими людьми, социальным престижем, имуществом и прочим, а взамен получает очень мало душевного тепла или не получает совсем.

Вред, наносимый при этом своему здоровью, имеет множество проявлений: от пренебрежения к физическим ограничениям и недугам («сэкономить» на лекарствах, чтобы купить подарок любимому (-ой), или не спать ночами в надежде на встречу) до развернутых психических расстройств, психосоматических заболеваний и суицидальных попыток.

Невозможность самостоятельно прекратить отношения означает, что даже при отчетливом понимании неравноправия и вреда, наносимого своему здоровью, человек продолжает поддерживать эти отношения в их неизменном виде, надеясь, что когда-нибудь любимая (-ый) поймет и оценит его.

Эмоциональная зависимость может возникать между людьми любого пола и возраста и не всегда предполагает физическую близость. Она имеет много общего с другими видами зависимого поведения, в частности, с алкоголизмом. На первых ее этапах человек испытывает сильное чувство радости в присутствии объекта своей любви. Эта радость не умаляется тем обстоятельством, что любимый человек ведет себя холодно или уклончиво, и подобна ощущению приятной опъяненности.
Затем потребность в присутствии любимого, в знаках его внимания становится все более насущной. Это схоже с нарастанием дозы при приеме спиртных напитков. Внутренняя жизнь поляризуется, делится на «черные» и «белые» полосы. В присутствии объекта любви человек испытывает счастье, в его отсутствие — печаль, скуку, тревогу; его мучают различные подозрения, нередко они трансформируются в ревность. Такая поляризация сродни формированию абстинентного (похмельного) синдрома при алкоголизме.

Человек стремится контролировать жизнь любимого, нередко ведет себя при этом навязчиво, придирчиво или даже жестоко. На этом этапе от объекта любви, утомленного столь пристальным вниманием к своей особе, часто поступает предложение расстаться. Но страдающего зависимостью эти слова приводят в отчаяние. Чтобы сохранить отношения, он старается еще больше заботиться и контролировать, становится еще более навязчивым и придирчивым — и еще решительнее отвергается. Круг замкнулся.

Страдающий зависимостью беспомощно клянчит немного ласки, как алкоголик — деньги на выпивку. На этом этапе душевная жизнь человека уже значительно обеднена, так как все, что наполняло ее смыслом (работа, общение с друзьями и родными, творчество, увлечения) с формированием зависимости кажется намного менее важным и интересным, чем «одна, но пламенная страсть». Человек чувствует, что его любовь отвергнута, а многое из того, что делало его значительным в глазах других людей, потеряно. Депрессия углубляется, ощущение собственной ненужности нередко приводит к нежеланию жить с отказом от еды, «случайными» травмами или прямыми суицидальными попытками. Длительность этого периода может быть различной: от минут горького прозрения («Вот к чему я пришел»), пронизанных острой душевной болью, — до месяцев и даже лет тоскливого прозябания с сужением круга интересов (так называемая невротическая деградация сродни деградации алкогольной). Заканчивается этот период осознанием того, что любовь не будет разделена. После этого человек (порой не вполне осознанно) принимает кардинальное решение: жить или умереть. Затем он либо находит способ уйти из жизни, либо начинает освобождаться от зависимости. Следует подчеркнуть, что освобождение может начаться и раньше, когда зависимость еще не успела привести к трагичным для психической, телесной и социальной сторон жизни последствиям.

Начало выздоровления тесно связано со степенью любви к себе: человек, любящий и уважающий самого себя, обычно не позволяет себе погрузиться в зависимость слишком глубоко. Выздоровление часто начинается с заботы о физическом здоровье; постепенно возвращаются прежние интересы, исчезает замкнутость, развеивается тоска. Совершается акт прощания, отделения от объекта зависимости. В самых благоприятных случаях выздоровление заканчивается тем, что страдавший от любви находит человека, способного полюбить его. Перенесенная эмоциональная зависимость часто создает стойкий психологический иммунитет к страданиям подобного рода. Иногда выздоровление проходит фазу мести: человек, пострадавший от любви, вступает в близкие неравноправные отношения с другими людьми, где он сам является объектом зависимости, и неосознанно или осознанно пытается отомстить «всем женщинам» или «всем мужчинам», причиняя душевную боль новому партнеру.

Склонность к формированию эмоциональной зависимости, как правило, имеет свои причины в условиях воспитания и образе жизни родительской семьи, причины эти весьма разнообразны и требуют профессионального анализа.

Зачастую во время коррекции обнаруживается, что один или оба родителя клиента страдали какой-либо зависимостью (чаще всего это алкогольная зависимость у отца и эмоциональная зависимость у матери), а неравноправные отношения в семье были главным образцом повседневной жизни для их детей.

И, вырастая, будущие пациенты бессознательно выбирали себе партнеров, склонных к построению неравноправных отношений, склонных давать меньше тепла и заботы, чем получают сами, ибо в ситуациях общения с заботливыми и любящими людьми пациенты испытывают тревогу, ощущение, что они недостойны любви, или психический дискомфорт, трактуемый ими как скука («он такой правильный, что просто скучен»), либо как боязнь насилия и стремление сохранять дистанцию в общении («зачем он все время лезет в мою жизнь?»). Чем же может помочь самому себе человек, страдающий эмоциональной зависимостью? Лучше всего в подобных ситуациях профессионально разберется психотерапевт или клинический психолог, специализирующиеся в этих вопросах, вы всегда можете обратиться за круглосуточной психологической помощью в Москве - это будет первый очень важный шаг.