Отзывы клиентов ЦМЗ Альянс
Обратный звонок специалиста
Статистика работы Центра Альянс
Фотографии ЦМЗ Альянс

Психосоматические заболевания и психоаналитическая модель

Вопрос о том, как в человеке сосуществуют духовное начало и материальный субстрат, или иначе говоря соотношение психического и телесного волнует человечество с того момента, как оно стало осознавать себя как таковое. И нет ничего удивительного в том, что наиболее остро этот вопрос звучит, когда речь заходит о здоровье, переходя из плоскости философской в плоскость сугубо практическую. В древние времена человек рассматривался целостно и поэтому врачеванием занимался местный знахарь или священник, тот, кто лечил доступными методами и душу и тело. Развитие физики и химии, успехи в естествознании, привели к тому, что и медицина, приняв на вооружение последние достижения человеческой мысли, заняла свое достойное место среди естественных наук. С этого момента человеческий живой организм стал рассматриваться как совокупность физико-химических процессов и механизмов. Такой подход с одной стороны обеспечил медицинской науке большой прогресс, но с другой стороны, затормозил ее развитие, в силу его ограниченности и игнорирования важной психической составляющей. Целостный взгляд на человеческий организм стал возрождаться в рамках новой психоаналитической концепции, автором которой явился венский врач Зигмунд Фрейд. В дальнейшем этот подход получили свое развитие, и сформировался как отдельное направление на стыке двух наук медицины и психологии, получив название — «психосоматика» (греч. psyche-душа, soma-тело). Поэтому не случайно психосоматику еще называют «прикладной психоанализ» в медицине. И сегодня уже признано, что существует целый ряд соматических заболеваний, в возникновении и развитии которых, приоритетную или значимую роль играют психологические факторы. Рассмотрим основные известные механизмы этого процесса.

Функционирование нашей нервной системы изначально подчинено задаче адаптации к внешней среде с целью выживания и продолжения рода. Для этих целей существует система восприятия, призванная немедленно доставлять информацию обо всех изменениях внешней среды. Эти изменения могут сигнализировать как об опасности и угрозе жизни, так и о возможности удовлетворения в конкретный момент времени потребности в чем-то, что необходимо организму для его жизнедеятельности. О том, в чем именно нуждается организм мозг «узнает» через внутреннюю систему восприятия, через сигналы, поступающие от внутренних органов и систем. На основе этой информации вырабатывается программа действий и дается команда исполнительным системам. В случае внешней угрозы и опасности, мозг, сопоставив ее силу и возможности организма, принимает решение: убегать или нападать. Для этого все системы автоматически переводятся в режим повышенной готовности. Человек же осознает лишь эмоциональную составляющую процесса, испытывая тревогу, страх, ярость и т.д., а также ощущая некое внутреннее напряжение. В случае, например, когда организм нуждается в определенных питательных веществах, человек также ощущает эту потребность как чувство голода, испытывая также внутреннее напряжение, а информация от внешней среды о возможности ее немедленного удовлетворения, также сопровождается соответствующими позитивными или негативными эмоциями. Именно эмоции, обладают свойством быть представленными в нашем сознании в качестве индикаторов, как наличия актуальной потребности, требующей удовлетворения, так и того, насколько она может быть в данный момент удовлетворена.

С таким генетически дарованным механизмом адаптации и системой базовых биологических потребностей, связанных с задачей выживания и продолжения рода, мы и рождаемся на свет, становясь в этот же момент членами человеческого сообщества, с его системой социальных норм и накопленных культурных ценностей. Эта система, становится самостоятельным фактором внешней среды, формируя посредством воспитания, уже прижизненно потребности второго порядка — социальные потребности. Рождаясь беспомощным, человеческое дитя нуждается в физической заботе взрослого человека, прежде всего, матери, от которой он получает питание и уход. И в этом смысле, ее любовь гарантирует выживание. Отсутствие или недостаток позитивных эмоций со стороны матери воспринимается младенцем как угроза жизни. Таким образом, формируется потребность в любви и безусловном принятии. И надо отметить, что выражается и удовлетворяется эта потребность в самом раннем детстве, прежде всего, посредством кормления. В этом смысле, желудочно-кишечный тракт служит ведущим доречевым средством коммуникации. И если в дальнейшем этот способ выражения любви закрепляется и остается единственным, то можно с уверенностью сказать, что во взрослой жизни человек будет страдать нарушением пищевого поведения.
Кроме потребности в любви и принятии, формируется еще ряд потребностей, таких как потребность в уважении, в статусе, в принадлежности к определенной группе, потребность в самореализации, в познании и др.

Появление потребностей второго порядка и необходимость их удовлетворения серьезно изменяет всю систему работы генетически заданного биологического механизма. Это связано с тем, что удовлетворение этих потребностей, в большей степени зависит от других людей и в силу этого не является безусловным. В ряде случаев оно требует полного отказа от удовлетворения потребностей первого порядка. В этом смысле наиболее печальна «участь» сексуальных потребностей — в разные исторические периоды именно эта потребность, обеспечивающая задачу продолжения рода, подвергалась особым «гонениям» или игнорировалась. Однако, в большинстве случаев все-таки не требуется полного отказа, а лишь отсрочка или частичное удовлетворение потребностей первого порядка. Например, приучение ребенка к туалету — первый опыт такого «столкновения интересов». Чтобы удовлетворить свою потребность в позитивных эмоциях со стороны взрослых, ребенку приходится учиться сдерживать, контролировать и отсроченно удовлетворять естественную потребность в немедленном освобождении мочевого пузыря или кишечника. В то же самое время, научившись контролировать функции выделительных систем, ребенок, не имея еще в своем распоряжении речевого аппарата, наоборот может выражать свои негативные эмоции в адрес взрослых или привлекать их внимание в случае его недостатка, пачкая штанишки или удерживая содержимое кишечника дольше необходимого. Стоит обратить внимание на то, что и в этом случае, на данном этапе развития, желудочно-кишечный тракт выступает в роли активного средства коммуникации со стороны ребенка. Если в силу ряда причин, такой способ реагирования закрепляется, то есть большая вероятность того, что расставание с мамой с отдаванием в детский сад, или появление конкурента за родительскую любовь в лице младшей сестры или брата, вызовут из прошлого привычный «ответ» в виде энуреза, энкопреза или устойчивых запоров.

На примере приучения ребенка к туалету видно как возникает внутрипсихический конфликт потребностей первого и второго порядка, и возможные способы его разрешения. Актуальность тех или иных потребностей постоянно меняется в зависимости от возрастных особенностей и от степени их удовлетворенности в конкретный момент времени, а это значит, что меняется и сам «рисунок» конфликта. В процессе развития и воспитания у человека формируется собственный механизм урегулирования этого внутрипсихического конфликта во всей его динамике, как новый способ адаптации. Такая модель работы психического аппарата, представленная основателем психоанализа Зигмундом Фрейдом в его психоаналитической концепции, называется динамической.

На нейрофизиологическом уровне такое функционирование психики обеспечивается особым способом взаимодействия между различными зонами мозга, его избирательной способностью к осознанию, а также за счет тренировки способности выдерживать напряжение в течение определенного времени, расширения спектра возможных способов удовлетворения потребностей, и их взаимозаменяемости. Благодаря этому механизму, удается избежать прямого столкновения противоположных тенденций.
Однако, этот механизм не всегда функционирует успешно. Травматический опыт раннего детского развития, сильные внешние потрясения и генетическая предрасположенность к определенным формам реагирования приводит к нарушению его функционирования, и как следствие к частичной, или полной дизадаптации.
Психосоматическое заболевание — это один из патологических способов работы этого механизма. В его основе лежит избегание осознавания некоторых потребностей и переживания сильных негативных эмоций, снятия напряжения через телесный (соматический) ответ. В зависимости от характера формирования и результата этого ответа, различают три типа психосоматических расстройств:

Конверсионные расстройства.  В этом случае актуальные потребности и эмоции, не имея доступа к осознаванию, выражаются через тело. Организм как будто «вспоминает» себя в доречевом периоде, т. е. возвращается к ранним детским способам реагирования, к «языку тела». При этом страдает произвольная моторика и органы чувств — т. е. система непосредственного восприятия и реагирования. Примером может служить истерический паралич, рвота, психогенная слепота и т.д., болевые феномены. Осознавание и принятие своих потребностей, отреагирование и проживание вытесненных эмоций безопасным образом, в процессе психотерапии приводит к тому, что механизм конверсии, как телесный способ реагирования, становится невостребованным.

Функциональные расстройства. В этом случае влияние детского травматического опыта, связанных с ним специфических форм реагирования, характерологических особенностей и привычных негативных эмоций, а также наличие внешних стрессогенных факторов приводит к тому, что существует постоянное фоновое напряжение, не получающее разрядки. Человек при этом может осознавать психологический дискомфорт в виде тревоги, тоски, и др. или, уже находясь в состоянии депрессии, ощущать апатию и безразличие. Это напряжение и эти эмоции, создают постоянную активность соответствующей зоны мозга, которая распространяется и задействует расположенную в той же области мозга, вегетативную нервную систему. Включается режим мобилизации внутренних ресурсов путем специфического функционирования различных систем организма, сходный с тем, какой организм задействует в ситуации опасности или угрозы жизни и рассчитанный на ограниченный период времени. Когда же это напряжение длится дольше этого периода, становится хроническим, происходит истощение организма и нарушение функционирования одной или нескольких систем.

Какая из систем организма станет первой «жертвой», зависит как от генетической предрасположенности, в том смысле, что первым пострадает наиболее слабое звено, так и от того, какого рода напряжение и эмоции испытывает человек. Различные системы организма по разному «включаются» в сопровождение тех или иных эмоций. Этим фактом также можно объяснить определенное характерологическое сходство людей, страдающих одними и теми же расстройствами. Если вспомнить, что выражение эмоций через тело является ранним детским доречевым способом коммуникации, то очевидно также, что «выбор» системы связан опять-таки с тем, какая из них «лучше объяснит» внутренний психологический конфликт на языке тела. Например, нарушение работы различных отделов ЖКТ (желудочно-кишечного тракта) символизирует характер нарушения взаимодействия человека с миром — как он принимает то, что ему дается жизнью, как он это усваивает и перерабатывает, и как избавляется от того, что ему принадлежит, но с чем пора расстаться. Или, если имеет место функциональное бесплодие или импотенция, то уместно выяснить какую символическую психологическую нагрузку несут на себе эти системы, в том числе анализируя, на каком именно этапе происходит «сбой».

 В процессе психотерапии, в результате взаимодействия с психотерапевтом, происходит «проработка» травматической ситуации, осознавание внутрипсихического конфликта и привычных патологических механизмов его разрешения и формирование здоровых механизмов психологической адаптации и новых моделей взаимодействия с внешним миром.

Психосоматозы. В этом случае, речь идет уже об органических изменениях в различных органах, вследствие длительного функционального расстройства одной или нескольких систем. Как и в случае функциональных расстройств, надо отметить, что само по себе наличие телесных симптомов или клинической картины заболевания, приводит к образованию вторичных эмоциональных реакций, и во многом определяет особенности психологического состояния и поведения человека. Телесный дискомфорт, связанный с заболеванием и сопровождающие его психологические феномены, замещают собой первоначальный психологический конфликт и эмоции, послужившие толчком к возникновению проблемной ситуации. В качестве примера можно привести различные виды кожных заболеваний  т. н. неясной этиологии, например псориаз. Кожа, это особый орган, определяющий наши телесные границы. Соответственно при соматизации психологических проблем, т. е. когда организм «объясняется» на языке тела, заболевание кожи «говорит» о том, что у человека есть проблема во взаимоотношениях, связанная с ощущением границ собственной личности. Однако, само по себе наличие проблем с кожей, уже вторично создает сложности в общении, человек чувствует себя изгоем, проблемы межличностного характера усугубляются, но жизнь при этом наполняется новыми значениями и смыслом в поиске способов излечения телесного недуга.

Успешное лечение медикаментозными средствами в таких случаях, может привести к облегчению или исчезновению клинических симптомов заболевания, но эффект будет временным, поскольку внутрипсихический конфликт и патологический механизм его разрешения не устранены. Психотерапевтическое сопровождение психосоматических расстройств, характеризующихся патологическими изменениями в органах и системах, позволяет осуществить комплексную проработку проблемной ситуации на разных уровнях, ни в коем случае не подменяя и не заменяя собой врачебную помощь.

Психолог, Кадырова Е.Г.

Все авторские права на данные тексты защищены и принадлежат автору — Кадыровой Е.Г. Любое коммерческое и иное использование текстов, копирование и перепечатка без согласия автора запрещено.Если вы используете идеи или материалы статей, вы должны обязательно указывать автора.
© Copyright by Elena Kadyrova, 2009